27 лет – это замечательный возраст, когда наш с вами прекрасный новый мир каждым своим словом и визуальным образом вдохновляет и подбадривает тебя взять ипотеку на 20 миллионов рублей, купить на них бетонный кубик в вечной мерзлоте, а потом, когда Банк твой прикажет, отдать ему своего первенца в качестве первоначального взноса.

2015 – это чудесный год, начавшийся переводом накоплений населения Российской Федерации в телевизорные депозиты, продолжившийся расцветом НИИ Диванной экспертизы и заканчивающийся тем, что во всех новостях мощь каждой новой крутой пушки измеряется количеством европейских стран, которые она может уничтожить.

Но вот, на пересечении двух этих временных осей что-то пошло не так и ваш покорный блудный сын, загрузив все вещественные доказательства своего пребывания в этом мире в багажник своего автомобиля, покинул отцовский дом и уехал, куда глядят глаза – на дикую чужбину, в те самые страны европейские, которые в порошок своим взглядом грозным мы стереть можем (но не будем – потому, что добрые). Не с концами, правда, уехал, а просто пока стратегический запас телевизоров, в январе закупленных, не закончится.

Причин на то у меня было много – и профессиональных, и личных. И вообще, хотелось по-настоящему узнать – кто же они такие, жители современной Европы, изучить их в их же естественной среде обитания и испытать непосредственно на себе повседневные заботы и мысли, которые их занимают. Я не один из тех небритых и немытых путешественников (хоть иногда и похож), которые с гордостью пишут записи, о том, как они сидели у костра, разведенном на пальме в джунглях Амазонки и учились философии у паукообразных обезьян. Я передвигаюсь на автомобиле с кондиционером и GPS-навигатором по современным автобанам и стараюсь держаться поближе к цивилизации. Этот блог не про духовные приключения под воздействием волшебных субстанций – он про то, какой я увидел изнутри современную Европу, про людей, которые тут живут, про проблемы и повседневные мелочи, которые их беспокоят, про то, чем мы с ними похожи и чем отличаемся, про то, чему нам не мешало бы у них поучиться (а может, и им у нас), а также про то, какими историческими путями мы все до такой жизни докатились.